БУЛАТ САРДАЛИГАР (aligrozny) wrote,
БУЛАТ САРДАЛИГАР
aligrozny

Category:

СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ: РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР И ЭКСТРЕМИЗМ. часть 3.

Ваххабизм:
С начала 90-х на территории республики массированно шел поток миссионеров среди которых были и ваххабитские проповедники, которые зачастую не имели религиозного образования. Что, конечно, не мешало проводить свою подрывную работу и подстрекательство против властей. В начале мирные проповеди в дальнейшем переросли в откровенно нетерпимые инокомыслие выступления (1995- 1999г.г.). Предвестником данного движения была «партия исламского возрождения».
Среди членов этих группировок было немало фанатично настроенных молодых людей, которые искренне считали, что традиционный ислам не выполняет своего основного предназначения, не способствует решению проблем социальной справедливости, трудоустройства, что традиционное духовенство продажно, что оно формировалось в годы советской власти, и что необходимо сформировать новое духовенство.
Известно, что молодежь проникается радикальными идеями из-за многочисленных нерешенных проблем - из-за политической и экономической ситуации, личностных вопросов. И это в самый переломный момент, когда страна фактически потеряв свое коммунистическое лицо, да и по сей день еще, не приобрело иного, более ясного для граждан. Имеется в виду идеолого - пропагандистское лицо. И не только простые люди, но и идеологи ваххабизма видели это.
В основном, их контингент - молодежь из неблагополучных семей, привлекается также духовно опустошенная молодежь и максималисты, что очень свойственно в молодом возрасте. Им даже удавалось привлекать на свою сторону бывших преступников, наркоманов, алкоголиков, которые попав в джамааты отказывались от своих вредных привычек. Для кого-то это было выражением протеста даже…
Впервые в Чечне был создан прецедент неповиновения родителям, старшим. Жаркие споры, уход из семьи были обычным явлением того времени. Радикализация дошла и до семьи. Основы вообще существования этноса. И это на фоне бездействия и маргинализации духовенства в республике. На вопросы мало кто из традиционалистов мог тогда ответить, а новоявленные шейхи всегда были готовы. Соответственно, дефицит знаний религии был также одной из причин популярности пришлых идей.
Видно, что ваххабитское движение как переливающиеся сосуды не признает границ, и там где есть социально – духовный упадок, вне зависимости от причин его появления, всегда пытается играть по своим правилам. Разбитая в ходе военной операции федеральных сил, ваххабитская сеть всё же существует. Более того, перейдя в интернет, сторонники этого течения активно пропагандируют свои идеи. В противоположность им следует упомянуть пассивную деятельность так называемых традиционалистов. Официально открытые три сайта религиозной направленности не особо конкуренты сотням сайтам оппонентов.

Дагестан:

Появление Ислама на территории Дагестана датируется 8 веком. Хабашизм практически отсутствует. Шиизм представлен более шире, чем в Чечне. Но, не смотря, к примеру, на наличие собственной мечети в Хасав – Юрте и молельных домов в Махачкале, не имеют какого-либо значимого влияния на общественный климат в республике.
Суфизм проник в Дагестан еще в раннее средневековье. Большой уровень суфийского влияния отмечен в этой республике. А именно: накшбандия, кадирия и шазилия. Последний – еле заметен. Глубокую историю имеет первые два тариката. В частности, накшбандия более распространен и имеет популярность.
Издание книг, переводика, открытие исламских заведений – вот реальная работа Духовного управления мусульман республики. Суфийские братства в Дагестане демонстрируют свою жизнеспособность и миролюбие. Соответственно, в лице представителей суфизма центральная власть всегда найдет верных защитников интересов государства в дагестанском регионе.
Наиболее влиятельными шейхами в современном Дагестане являлся Сайд Афанди Ацаев, родился в 1937 г. из с. Чиркей Буйнакского района, Тажудин Рамазанов, родился в 1919г. в с. Карата Ахвахского района из Хасавюрта, Магомед-Мухтар Бабатов, родился в 1954г. в с. Параул Карабудахкентского района из пос.Кяхулай, Серажутдин Исрафилов, родился в 1954 г. из с.Хурик Табасаранского района, Батрутдин Кадыров, родился в 1919г. из с. Ботлих, Арсланали Гамзатов, родился в 1954 г. в с. Параул Карабудахкентского района из г. Буйнакска. Отличительной особенностью суфийской жизни можно считать, что современные шейхи соблюдают не только один тарикат, но и могут принять и иной. К примеру,  накшбандия и шазилия. Также мононациональность братств, характерная черта, сохранившаяся еще с давних времен. На современном этапе это можно расценивать как негативный фактор, ведущий к местничеству и расколу. Как бы ни описывалось бы это, что позволяет сохранять народные традиции и т.д., в религиозно – мировоззренческом плане в наше время это мешает. По национальному составу накшбандия исповедуют: аварцы, даргинцы, кумыки, лезгины, лакцы, табасаранцы. Кадирия исповедуют чеченцы, андийцы. Шазилия распространен среди аварцев и в меньшей степени - кумыков.
Общее число мюридов разных тарикатов в современном Дагестане составляет около 30 тысяч человек. Точные данные о составе, количестве мюридов, их распределении по населенным пунктам республики, организационной структуре и лидерах получить весьма трудно. Более 85% суфиев проживают в Северном и Западном Дагестане. Как и в Чечне существует скрытая конкуренция за, если так можно выразиться, умы и сферы влияния. Каждый тарикат с рвением пытается распространить свои принципы среди простых людей. Даже перед лицом общей опасности со стороны экстремистских организаций призывов к объединению не было. Впрочем, традиция изолированного существования от общества, характерная для суфийских общин всего северокавказского региона. Да и амбиции суфийских лидеров, мононациональный состав самих общин также являются дополнительными факторами, препятствующими их объединению. У суфийских общин Дагестана во взаимоотношениях с властями сложились отношения мирного сосуществования и сотрудничества. Особенно это сотрудничество укрепилось и расширилось в последние годы, когда лидеры суфийских общин совместно с представителями властных структур и управления республики вели и ведут большую работу по борьбе с идеологией религиозно-политического экстремизма и в сфере духовно-нравственного оздоровления общества.
После военного поражения ваххабитов в августе-сентябре 1999 года суфийская идеология начала активнее распространяться в Дагестане. Этому способствует ряд факторов:
- устранение их идеологических оппонентов в лице ваххабитов с политической и религиозной арены;
- усиленная пропагандистская работа со стороны суфийских активистов среди населения,    особенно через средства массовой информации;
- поддержка некоторых шейхов со стороны властей и бизнес кругов.
Это в свою очередь послужило причиной того, что активизация деятельности суфистов повлекло за собой стремление их лидеров укрепиться и во власти, поддерживая тех или иных кандидатов наверху.
В настоящее время от многочисленных национальных движений в Дагестане осталось только одно название. В эти же годы происходил раскол внутри единого мусульманского суннитского общества Дагестана. На месте единого дагестанского муфтията появились отдельные независимые муфтияты по национальному признаку. Только события 99-го года стали моментом, когда пришло осознание того, что в единении есть спасение.  Последнее десятилетие это отчетливо показало. Также следует отметить определенную свободу действий такой секты как хабашиты на территории Дагестана. В частности, в Махачкале. По большей части среди адептов этого движения – молодежь, оторванная от сельского образа жизни, старшее поколение, попавшееся на крючок их пропаганды в русле анти ваххабитских выступлений. Общая риторика этого течения не должна обольщать сторонников традиционных суфийских братств в виду того, что хабашиты, как хариджиты, не терпят иного мнения.

Ваххабизм:
Одним из ярких проповедников ваххабизма в Дагестане является Багаудин Кебедов и Багаутдин Магомедов. В начале распространения ваххабизма преобладала общая просветительская и благотворительная деятельность впоследствии переросшая в вооруженное сопротивление. Не секрет, что интерес к фундаменталистскому Исламу инициировался религиозными центрами различных государств, в первую очередь Саудовской Аравией, Пакистаном, рассматривающих Дагестан в качестве плацдарма для утверждения своего духовного и политического влияния на Северном Кавказе и других мусульманских регионах России. Специальные службы и неправительственные организации этих стран стремятся и по сей день обеспечить благоприятные условия для оказания выгодного им воздействия на развитие политической и экономической ситуации в Дагестане и регионе в целом.
К важнейшим факторам распространения в Дагестане религиозно-политической экстремистской идеологии ваххабизма также относится изменение геополитической роли Республики Дагестан. Особенно после нормализации ситуации в Чечне. Ясно, что, получив отпор в этой республике, экстремисты пытаются дестабилизировать ситуацию в Дагестане. Вольготность, которую чувствовали они вообще на Кавказе, можно было описать как анархия. Все их проекты по открытию учебных заведений, выпуск книг, газет, благотворительные акции, все проходило без каких бы то ни было препонов со стороны местных властей.
Анализ идеологии и деятельности ваххабитов в Дагестане показывает, что их стратегическая цель заключалась в насильственном захвате государственной власти в Дагестане. Чему доказательство – попытка штурма здания Правительства Дагестана в середине 1991г и объявление Кадарской зоны независимой от республиканской власти (1999г.). Умеренное крыло ваххабитов окончательно слилось с радикалами после смерти в марте 1998 г их лидера Ахмад-Кади Ахтаева, что привело к развертыванию тактики диверсий. Данный этап развития экстремизма в Дагестане лишний раз характеризует всю беспринципность и безыдейность этого движения, дискредитировавшего самого себя путем совершения откровенно антиисламских актов. Съёжившись до обычной секты- изгоя, представители данного движения уже не смогут более иметь возможности быть услышанными в народе. Следует вспомнить, что только лишь в сентябре 1999 г. НС РД приняло закон "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан". Закон запрещает создание и функционирование ваххабитских организаций, групп или объединений, запрещает деятельность религиозных миссий, их филиалов, учебных заведений, физических лиц, проповедующих идеи ваххабизма. Закон запрещает бесконтрольную пропагандистскую деятельность религиозных зарубежных эмиссаров на территории нашей республики. Он также запрещает изготовление, хранение и распространение любых печатных, видео-, фото, и иных материалов, содержащих пропаганду ваххабизма и экстремизма. Закон указывает, что обучение граждан республики в религиозных учебных заведениях за пределами РД и РФ допускается только по направлению органа управления религиозной республиканской организации, в данном случае Духовного управления мусульман Дагестана (ДУМД), согласованному с государственным органом по делам религий - Комитетом Правительства РД по делам религий. Запоздалая реакция местных властей вызывает не только недоумение, но и вызывает определенные сомнения. Да, наиболее активные участники вооруженного противодействия властям из числа раскольников нейтрализуются. Но все проблемы таким методом не решатся.

Проблемы и перспективы сотрудничества религии и власти

Затрагивая внешние факторы, следует сказать, что протекающие в мировом Исламе процессы не являются нейтральными по отношению к современной России. Соответственно, быть безучастным к таким процессам страна не может быть. Участвуя в ОИК, Россия подтверждает миролюбивость целей и задач, предстоящих перед страной в ближневосточном регионе. Тем самым, выражая чаяния миллионов мусульман, проживающих на её территории на стабильность развития взаимоотношений. Видится большой потенциал взаимоотношений РФ с исламским миром через ОИК. Это, как и культурные связи, так и социально- экономические, развитие сферы религиозного образования. Образно говоря, у российского орла две головы - одна смотрит на Запад, другая – на Восток. Так пусть взгляд, устремленный на Восток, не упустит исламский мир, где быть Россия имеет в полной мере. Быть и влиять соответственно, не позволяя недругам превращать Юг в плацдарм против России.
Северокавказский регион всегда отличался традиционным перенаселением, хронической нехваткой рабочих мест. Поэтому выезды в регионы страны в поисках работы остается характерной чертой исторически сложившегося горского быта. В условиях современного экономического, социально-политического и духовного упадка в стране - это явление приобрело очень опасную черту. Ведь бедному всегда есть, что делить, и пропорционально своей тяжелой доле он находит всевозможных врагов. Их легче, конечно, внутри страны искать. Повышение реального уровня жизни населения республики - это и для всей страны способно само по себе нейтрализовать, либо существенно снизить действенность экстремистской пропаганды. Для чего можно было бы рассмотреть возможность открытия банка исламского кредитования. Вкратце говоря, Северному Кавказу требуется свой план Маршалла.

Каждая религия при всей общности главных постулатов имеет свои фундаментальные особенности. Рассмотрим данную тему через призму взаимоотношений власти и Ислама в России. Прежде чем начать говорить о вышеуказанной теме, позвольте мне сделать краткий экскурс в нашу новейшую историю. Наше общество пережило коренную ломку ценностей во времена распада СССР. Эта была страна с четко выверенной шкалой ценностей, своей системой мировоззренческих  представлений. Хотя и отрицалась религия, но сам культ, его атрибутика все  же были присущи коммунистической идеологии. В мире не было ни одного государства, где так спаянно были сферы «государство», «идеология» и «народ». В этой связи сфере воспитания советская власть придавала первостепенное значение. С детства, муштруя человека, государство создавало безропотного идеологизированного «винтика», готового к новым свершениям ради коммунистических идеалов. Морали придавалось, при этом значение попутно идущего понятия, составляющего в целом идеологию как добавочный элемент. Вспомним историю с экспериментами морально-нравственного плана в семейных отношениях еще в 20 -30г.г. прошлого века, когда одной жене не запрещалось иметь несколько мужей или разрешение беспорядочных половых связей и т.д. Коммунистические «технологи душ» первых годов советской власти убрав религию как классового врага, принялись за пересмотр морали. Упадок морально – нравственных ценностей привел к росту тяжких преступлений,  алкоголизма, числа разводов и др. социальных недугов. Институт семьи вообще был дискредитирован. Неудачный опыт власти в этой сфере потребовал возврата к тем ценностям, которые, собственно говоря, религия декларировала. 74- летний период правления Советов сформировал особую ментальность, в которой воинствующий материализм стал каноном морали и нравственности.
Tags: Грозный, Ислам, Северный Кавказ, Чечня, мысли, религия, хабашизм, хариджизм, христианство, шиизм
Subscribe

  • Морковка озверела!

    (на правах наглой претензии на фельетон) Не менее недели этот безобидный продукт показал, что им нужно не только пользоваться на здоровье, но и…

  • Общественный психоз

    "У толпы много голов и ни одного мозга.“   (Томас Фуллер английский историк и проповедник, 17 век) Это известное в истории явление. Оно не…

  • Деньги - идеология войны

    Бедных призывают погибать за идеалы богатых. Легко ввести в наше время в заблуждение мусульман, несмотря на развитие технологии, науки.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments