April 8th, 2013

Исторические «изыски» в Ингушетии и не только


Мне навеяло написать этот материал, как последние события вокруг моей недавней статьи: http://aligrozny.livejournal.com/217030.html, так и ранее опубликованные материалы в Ингушетии по вопросу истории чеченцев. «Нож в спину» всегда было присуще любому националисту в любом народе: к сожалению, некоторые ингушские историки не стали исключением. Им в помощь последнее из поручений Ю. Евкурова от 18.03.13г., в котором он дает следующие указания: «Администрации Главы РИ, Правительству РИ, Миннацу Ингушетии, Минобразования Ингушетии, Управлению Роскомнадзора по РИ» были даны следующие поручения: « а) проверить все книжные магазины на предмет продажи литературы, разжигающей межнациональную вражду, унижение национального достоинства ингушского народа, а также аналогичных материалов в сети Интернет; б) принять в установленном законодательством порядке меры по факту издания книги, затрагивающей честь и достоинство ингушского народа, автором которой является Уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике Н. Нухажиев». Во –первых, кто хочет, ознакомиться с самой книгой, то ее можно найти здесь: http://bit.ly/XpchzG . Не порадовала не здоровая обстановка с комментариями по этой публикации. Некоторые писали в сети, что, мол, сами не читали, но слышали, что эта книга очень плохо высказывается об ингушах! Во –вторых, в сравнение с историческими публикациями, книгами, что вышли в Ингушетии, эта книга имеет шанс быть названной академическим изданием. В ней есть ссылки на исторические материалы. В отличие от ингушских аналогов не страдает элементами из области фантастики. Именно потому, что историки пошиба аля-Абадиев пишут в жанре фантастики, в Чечне книги некоторых ингушских историков имели свободное хождение. Нет ни одного случая или распоряжения местных чеченских властей по пытке запретить хождение подобной литературы: нужно же знать, как по-братски тебя воспринимают.
Collapse )

о боли

В боли есть, пожалуй, что-то оптимистическое: если чувствуешь, значит, знаешь, что еще жив.